Мухамедзянов Алексей Геннадьевич

"Важнее всего - оставаться врачом..."

Известно, что психиатрия в российских условиях - многогранная и  весьма проблемная сфера деятельности. Кроме медицинских, она требует от врача юридических знаний, умения решать социальные вопросы. А значит, постоянной отдачи сил - физических и душевных. Вряд ли 12 лет назад выпускник Ярославской медакадемии Алексей Мухамедзянов, увлеченный данной специальностью и досконально изучивший ее в теории, понимал это так, как понимает сегодня. Тогда, в  2000-м, он просто вернулся домой - с почти «красным» дипломом и желанием применить все, чему был обучен, на практике. Будущее казалось туманным. А оказалось конкретным и неожиданным. Сразу после прохождения интернатуры и сдачи сертификационного экзамена ему, 25-летнему доктору, не имеющему опыта, но готовому к любым испытаниям (по причине молодости и характера) предложили возглавить Шарьинский психиатрический диспансер (сейчас ОГБУЗ «Шарьинский психоневрологический диспансер»). Долго не думал - согласился. И стал его главным врачом. Им и остается - на протяжении 10 лет. Этот профессиональный юбилей Алексей Геннадьевич отметил недавно - 1 марта. Уже со своей врачебной биографией. А также солидным набором почетных грамот местного, областного и федерального значения.

- И все-таки, Алексей Геннадьевич, почему выбрали когда-то именно медицину? И самую сложную ее специальность?   

- Может, не самую все же сложную (хирурги и травматологи точно с этим поспорят), но одну из интереснейших. Для меня, по крайней мере. И для всех, кто занимается психиатрией по призванию. Работа врачей-психиатров выходит за рамки обычного телесного врачевания - мы имеем дело с гораздо более тонкой «материей» - человеческой душой (если к ней вообще такое понятие применимо).

А что касается медицины в целом, выбор сделал в детстве, - когда увлекся в школе сначала ботаникой, затем зоологией и биологией. Тяга к естественным наукам наблюдалась явная. Мог бы, конечно, стать биологом. Но не случилось. Скорее всего, наследственность пересилила - мама и еще несколько родственников долгие годы  служили и служат местному здравоохранению.

Была и другая причина. В 90-х годах все в стране быстро менялось. Пришло время реформ. Начался многообещающий переход на страховую медицину (по образцу западной системы здравоохранения - американской, в частности). Мы многого от него ждали. Улучшения материальной обеспеченности врачей тоже. Это, согласитесь, немаловажный критерий при выборе любой профессии.

- Но для вас, вероятно, не главный. Иначе остановились бы, к примеру, на юриспруденции...

- Как видите, не остановился. Поступать решил в мединститут. Факультет выбрал - педиатрический.   

- ???

- Да. И окончил его. Нам обещали, что выйдем из академии с дипломами так называемых семейных врачей - широкого то есть профиля (экзамены сдавали по всем лечебным специальностям). Но законы в нашей стране слишком быстро меняются. Благодаря одному из них, принятому накануне выпуска, семейного доктора из меня не получилось. Интернатуру пришлось проходить по педиатрии. Хотя давно понял, что не мое это. В отличие от психиатрии. Еще студентом прочел по этой теме всю литературу, какую только сумел найти, - даже к профильному экзамену не пришлось готовиться. В период интернатуры (параллельно с работой в детском отделении) подменял врача-психиатра в поликлинике, окончил  курсы по подростковой наркологии в Санкт-Петербурге и уже лечил своих первых больных в Шарьинском психиатрическом диспансере. Вобщем, как мог, к цели двигался. 

- О должности главного врача и помышлять тогда, конечно, не могли?

- А кто из интернов о подобном думает? Не настолько я амбициозен. Так обстоятельства сложились. В психиатрическом диспансере должность главного врача в то время была вакантной. И когда Виктор Алексеевич Почтоев предложил мне возглавить коллектив (сначала в качестве исполняющего обязанности), очень удивился, но отказываться не стал.  

- С чего начинали?

- С того, чему в академии не учили, - оформления документации, регламентирующей деятельность учреждения (значительная ее часть по каким-то причинам  отсутствовала). И освоения смежных профессий: сантехника, электрика, плотника, отделочника. Разбирался в больничных системах отопления, водоснабжения, водоотведения и канализации - при строительстве нового здания стационара (в конце 90-х годов) смонтировали их на «скорую руку», и проблемы начались практически сразу. Все пришлось заново переделывать. И доводить до ума подсобные помещения диспансера, находившиеся в весьма запущенном состоянии. Прачечная и пищеблок на сегодняшний день капитально отремонтированы, подведены к центральной канализации, укомплектованы новым оборудованием.

А здание администрации в 2006-м году сам в порядок приводил - нанятый работник через пару месяцев просто исчез. В стационаре обходимся пока ремонтами косметическими, капитальный - в планах на будущее (хочется верить - ближайшее). Сейчас своими силами заменили лишь часть окон в палатах и кабинетах на стеклопакеты.

- Что было самым важным и самым сложным для нового «главного»?

- Важным - все. От ремонтов и поиска поставщиков качественных продуктов питания до оборудования лаборатории диспансера современной медтехникой. Последнее позволило нам самостоятельно (без участия ЦРБ) проводить биохимические исследования и максимально расширить спектр общеклинических.

А самым сложным стал для меня 2005-й год, когда все специализированные медучреждения передали в собственность регионов - до этого времени диспансер являлся структурным подразделением Шарьинской районной больницы. В течение полутора месяцев, пока шла процедура смены статуса, мы находились в тяжелейшем положении. Муниципального финансирования не было уже, областного - еще. Я чуть не поседел тогда. Восемь десятков больных, многие из которых помещены в диспансер на долгие сроки, а то и вовсе больничную прописку имеют, надо было чем-то лечить и кормить. Выручил Виктор Алексеевич (главный врач ЦРБ) - до сих пор благодарен ему за поддержку. С долгами, кстати, рассчитались быстро - как только завершился для нас переходный период.

- Не боялись окончательно превратиться в завхоза и управленца? Мечтали-то совсем о другом...

- Если бы не боялся, точно бы превратился. Лечебная деятельность для главного врача не является обязательной. Но отходить от нее никогда себе не позволял, как бы ни был загружен. С первых дней вступления в должность веду палаты 2-го мужского отделения -  психиатрического и наркологического профиля. Если учесть, к тому же, огромный дефицит кадров в нашей службе (и большую в ней нуждаемость), иного выбора у меня просто нет. Сейчас на весь северо-восток области в наличии имеется два врача (психиатр и нарколог), ведущих прием в городской поликлинике Шарьинской окружной больницы, и три (вместе со мной) занимающихся лечением на стационарном уровне. Ставки психотерапевта и медицинского психолога давно и безнадежно вакантны. Несмотря на явную потребность в этих специалистах. А потому вместе с медикаментозной терапией нам приходится прибегать в лечебной практике и к методам психотерапии. В том числе семейной. Иногда это намного важнее, чем работа с самим пациентом. Правильное поведение близких людей может надолго продлить ремиссию у больных с психическими и наркологическими патологиями, избавить человека от новой попытки суицида или повторения депрессии.

- По данным медицинской статистики, в России сегодня на 100 тысяч населения приходится 2,5 тысячи психически больных людей. И 38 миллионов человек страдают различными расстройствами «додиспансерного» уровня.

- А еще в среде врачей-психиатров бытует грустная шутка: вместо вопроса, страдает ли человек неврозом, задайте другой - каким именно видом невроза он страдает. Не уверен, что она отражает реальную ситуацию. Нужно четко определять грань между нормой и заболеванием, которая в рамках нашего профиля весьма расплывчата. То, что кажется кому-то психическим расстройством, в действительности может быть лишь крайней особенностью характера. Здесь необходим опыт и особое профессиональное чутье.

- Которым вы, без сомнения, обладаете...

- Думаю, 10 лет службы - достаточный срок, чтобы приобрести и то, и другое.

- За время врачебной практики находили этому подтверждение? Все свои успехи помните?

- Все запомнить невозможно. Но одним из первых поделюсь. Интересный и сложный случай. Даже у доктора с солидным стажем большие сомнения были по поводу диагноза. Сначала решили, что у больной острое нарушение мозгового кровообращения. Но после внимательного исследования ее рефлексов, я пришел к другому выводу - это ни что иное, как реактивный психоз. На языке специалистов - истерическая псевдодеменция (женщина бессознательно симулировала слабоумное состояние). Причиной  расстройства стали неоднократно повторяющиеся стрессовые ситуации. Назначил лечение. И уже через два дня состояние ее нормализовалось. Еще через неделю пациентка выписалась и больше за помощью к психиатрам не обращалась.

- Тогда убедились, что ваши желания и возможности совпадают?

- Убедился прежде всего в необходимости быть предельно внимательным к любому из пациентов. Правильно поставленный диагноз - это 90 процентов успеха в лечении любой болезни. А для врача еще и доказательство его профессионализма.

- Без чего еще врач состояться не может? Психиатр, в частности...

- Без владения информацией о новых методиках лечения, о современных лекарственных препаратах, спектр которых сегодня огромен. И, конечно, без умения применять их на практике. Не забывая о главном принципе - «не навреди». То есть индивидуальные психические и физические особенности человека при подборе  медикаментов и методов психотерапии обязательно должны учитываться. Понятно, что в бюджетных учреждениях, когда на каждого врача-психиатра приходится  по несколько десятков больных, а кроме того, он вынужден заниматься совсем не медицинскими вопросами  (оформлением пенсий и групп инвалидности, участвовать в имущественных спорах на стороне пациентов и т.д.), это сложно. Но с иным подходом профессию лучше сменить.

- А человек?

- Уверен, что для мужчины (вне зависимости от его интересов и профессиональной деятельности) главным должна быть семья. Причем, для меня это все близкие люди: жена Марина, дети, мои родители, родители супруги, родственники.

- То есть «построить дом, посадить дерево и родить сына» обязан каждый уважающий себя представитель сильного пола?

- И дочь желательно. Моему старшему сыну сейчас 16, дочке Анечке - 7. Дом тоже строю - уже два года. Быстрее не получается.  По причине принципиального желания каждый гвоздь вбить в его стены самостоятельно. Ну, а вместо положенного дерева высаживаю на участке цветы и кустарники (детское увлечение ботаникой не прошло даром). Иногда, конечно, помощь в строительстве все же требуется -  тесть, Сергей Васильевич, выручает (его дом в 50 метрах от нашего). Скоро с родителями жены будем соседями, что меня совсем не напрягает, - отношения у нас абсолютно родственные. Кстати, с тещей и женой работаем вместе. Татьяна Юрьевна и Марина - дежурные медсестры в диспансере. В опыте и стаже обе меня превосходят.

- Выходит, что все в вашей жизни сбылось и свершилось?

- Как-то странно говорить об этом в 35-летнем, еще не слишком солидном, возрасте. Планов, профессиональных и личных (надеюсь, и перспектив тоже), на сегодняшний день хватает. «Больничными» поделюсь охотно. Есть у меня большое желание провести капитальный ремонт здания стационара - с применением новых отделочных материалов; обустроить территорию вокруг него - для максимального удобства и безопасности пациентов; построить новое (кирпичное) здание административного корпуса; открыть на базе диспансера психотерапевтический кабинет и детское психоневрологическое отделение. И решить, наконец, проблему врачебных кадров - хотя бы частично. Этим мы давно (и не безуспешно) занимаемся. Один начинающий специалист (выпускница Пермской медакадемии) уже ведет прием больных нашего профиля в городской поликлинике, второго (он оканчивает академию в Кирове) ждем на работу через два года.

- А карьерный рост в ваши планы не входит?  

- Приглашали работать в областной центр - на должность, не связанную с лечебной деятельностью. Лестное, конечно, предложение. Но даже размышлять над ним долго не стал. У каждого в профессии свои приоритеты. Я хочу - оставаться врачом...

 

Интервью вела Марина Шатрова

 

Полезные ссылки